images

ПОЧТАЛЬОНКА, ИЛИ РАЗГОВОР С ПОЭТОМ

Опубликовано Опубликовано в рубрике Военная муза, Новости

ПоэтРазговор с Поэтом побуждает размышлять и чувствовать, вспоминать и удивляться, любить и сострадать. Наверное, в этом и заключается предназначение Поэта – созидать мир добра, пробуждая лучшее в своих читателях. Мы говорим о Пушкине, Окуджаве, Ахматовой, о культуре и цивилизации, о памяти и диалоге поколений… Мы вспоминаем о Войне, хотя никто из нас там не был, поскольку еще не родился. Но появилось стихотворение «Почтальонка», которое остановило дыхание многих читателей и обожгло горем тех, кто там был… «Чужого горя не бывает», – гласит мудрая пословица. И снова горе близких, переживших Войну, стало нашей болью… Мы пришли сказать Поэту: «Спасибо за чувство боли и напоминание о том, что забывать нельзя».

ПОЧТАЛЬОНКА

А на праздничек – клеёнка
В мелкий синенький цветочек.
Выпивает почтальонка
За здоровье бедных дочек.
И за мужа… Он не бедный,
Он не сытый, не голодный.
Он не слышит марш победный.
Он лежит в земле холодной.
Почтальонка выпьет рюмку
И лицо в гримасе сморщит,
А потом наденет сумку…
Да с крыльца сойти не сможет.
Ноги медленно, но ходят.
И спина болит… терпимо…
Только с той войны в народе
Почтальонка не любима!
Не любима дядей Колей,
Не любима бабой Натой.
– “Не поймете, черти, что ли:
Разве в том я виновата,
Что носила похоронки,
Что с бедой входила в хаты…”
Сплюнет Колька – почталь-ёнка….
Смотрит Ната – виновата…
Так и мается Алёнка
Шестьдесят годков да с гаком.
Жизнь и счастье похоронка
Отняла, как булку с маком.
Ей и праздничек не нужен,
Рвётся старая клеёнка…
Свет в окошке – фото мужа,
Вечный свет – в углу иконка.
Почтальонка, почтальонка…
В доме память, как в тюряге,
Держит с той войны девчонку –
Позавидуешь дворняге,
Что однажды цепь порвет и
Убежит в собачью стаю…
Ну, а годы – жизни версты, –
Хоть и длинные, но тают.
Почтальонка, почтальонка…
Что ж разлита рюмка водки
На голубенькой клеенке,
Мужем дареной молодке?
Хороводы праздник водит,
Пьет родимая сторонка!
Но из дома не выходит
Бабка Ленка, почтальонка…

22 июня…

 Почтальонка

Стихотворение «Почтальонка» опубликовано впервые с любезного разрешения автора – известного поэта, журналиста, барда – Бориса Шигина.

Мы в гостях у члена Союза писателей, главного редактора пензенского литературного журнала «Сура». Википедия сообщила нам длинный список почетных званий Бориса Владиленовича. Насчитали званий лауреата разных премий не меньше десяти и даже два звания Заслуженного работника культуры – Пензенской области и Российской Федерации. Поэтому мы приятно удивлены простотой в общении, гостеприимством, чувством юмора и самоиронией их обладателя.

Вопрос: Борис Владиленович, думается, что Вы один из самых значимых поэтов современности, что подтвердит история…

Борис Шигин: … или не подтвердит (смеется).

Вопрос: Приоткройте, пожалуйста, завесу тайны поэтического творчества, как рождаются Ваши стихи?

Ответ: Как появляются стихи? Мне кажется, и до меня никто не знал, и сейчас никто не знает, я в том числе. Стихи возникают из чувств. Мои стихи рождаются не от радости или счастья, а от боли. Мне становится больно, например, от чувства утерянной любви или от чужой судьбы. Происходит сублимация боли в стих. При этом поэт – не журналист, он не описывает жизнь. Как говорил Булат Окуджава, поэт пишет о себе.  И если его стихи становятся близки читателям, значит, все получилось. Поэт никогда не знает, как воспримут его строки. Но если читатели мне пишут, что мои стихи написаны про них, тогда мои переживания совпали с их чувствами, что меня радует.

Вопрос: Борис Владиленович, Вы написали множество произведений, достойных прочтения и размышления. Но сегодня нам очень интересна судьба стихотворения «Почтальонка». Расскажите, как и когда оно появилось? Есть ли у его персонажей реальные прототипы?

Борис Шигин: Это стихотворение было написано около десяти лет назад и еще не публиковалось. Я случайно обнаружил его в своем электронном архиве. Оно датировано 22 июня, но не из числа так называемых «датских» стихов (написанных к определенной дате, по какому-то поводу). Считаю, что поэт должен не бояться молчать до тех пор, пока не аккумулирует необходимые мысли и чувства, молчать до того момента, когда сможет сказать нечто значительное. Я не боюсь молчать, думаю долго, но пишу быстро. Отправной строкой стала – «Бабка Ленка, почтальонка…». Случайно услышал в студенческом стройотряде, будучи первокурсником. Историю я придумал, реальных прототипов нет. Но мне известно, как трудно было воевать и находиться в тылу, как люди боялись и недолюбливали почтальонов в ожидании тяжелых вестей…

Вопрос: Но возникает ощущение, что автор не только сопереживает своим персонажам, а сам пережил войну…

Борис Шигин: Память о войне во мне заложена с детства. Я родился в городе Балашове в офицерском доме, построенном пленными немцами, где жили только офицерские семьи. Детские воспоминания связаны с частыми похоронами офицеров-фронтовиков, скончавшихся от ран. Тогда это был целый ритуал – взвод солдат, салют, знамена на гробы. Я написал об этом в одном из стихотворений:

Ах, где я ночью был?

А был я ночью, где

Знамена на гробы –

Израненных удел.

Где офицерский двор,

На праздник – ордена.

Где ходит в дом, как вор,

Недавняя война.

Вопрос: У Вас есть своя семейная история войны?

Борис Шигин: Оба моих деда, хотя не были на фронте, но тоже передали мне память о войне. Один мой дед – Борис Липовецкий – был военным врачом и работал в госпитале. В 1944 году, выполняя свой врачебный долг и спасая раненых, сам заразился, заболел и умер. Другой дед – Василий Шигин – в годы войны был директором школы, преподавал историю. Позже стал офицером и обучал в военных учебных заведениях политработников. Мой отец 14-летним мальчиком, подставив под ноги ящик, делал авиационные пулеметы на военном заводе в Самаре. В нашей семье всегда сохранялась память о войне.

Вопрос: Что в Вашем понимании означает патриотизм?

Борис Шигин: Побаиваюсь громких слов. К сожалению, многие спекулируют на этом понятии. Все, кому не лень, объявляют себя патриотами. Между тем, большинство нормальных людей любят свою Родину, и патриотами называть себя вовсе не обязательно. В нормальных семьях, где воевали деды, отцы, воспитание патриотизма происходит само собой. Но я восхищен акцией «Бессмертный полк» и благодарен журналистам, которые ее организовали. К сожалению, утрачено фото моего деда – военного врача Бориса Липовецкого. Я бы с удовольствием пронес его портрет в полковом строю. Эта великолепная акция побуждает молодежь лучше понять историю страны и узнать историю семьи, рода. В основе памяти о войне – любовь к своим близким. Память о войне – это духовный цемент, который всех нас объединяет.

Вопрос: Как Вы думаете, может ли исчезнуть память о Великой Отечественной войне?

Борис Шигин: Думаю, нет. Не может исчезнуть память о войне. Если человечество помнит происходившее пять тысяч лет назад, не забудет и минувший ХХ век. Академик Лихачев сказал, что культура – это память. В цивилизованном культурном обществе всегда присутствует память. Цивилизация исчезнет, если не будет памяти.

Вопрос: Какой главный урок должно извлечь человечество из истории Второй мировой войны?

Борис Шигин: Думаю, что мировая цивилизация не должна допустить возрождения фашизма и попрания гуманистических идеалов, общечеловеческих ценностей.

Вопрос: Борис Владиленович, что Вы бы пожелали участникам нашего Интернет-проекта «Подвигу жить в веках!», большая часть которых молодежь?

Борис Шигин: Не хочется говорить банальные вещи. Но хочу пожелать, чтобы молодые люди думали, чувствовали, размышляли и заставляли свои души трудиться. Многие мыслители с тревогой предупреждают, что современные технологии побуждают интеллект развиваться стремительно, а духовность уходит на задний план. Нельзя развивать только интеллект и забывать о душе. Мне кажется, это очень опасно.

Хочу сказать авторам и участникам фильма «Находки семейных архивов», который посмотрел на вашем сайте, спасибо за память, за желание воспитать молодого человека мужественным, памятливым, честным, умным, красивым, культурным. Потому что память – основа культуры! А без этого невозможно создать новую Россию. Россию, которая помнит своих лучших сынов и опирается на свою славную историю побед! Россию, которой ещё много предстоит сделать, чтобы стать сильной, независимой, самой прекрасной страной Мира!

Уважаемый Борис Владиленович! От имени всех участников нашего проекта благодарим Вас за искренний и содержательный разговор о сокрытых смыслах поэзии и не только. Спасибо за творчество, побуждающее нас отрешиться от суеты и вместе с Вами размышлять о самом главном, чувствовать и сопереживать, вдохновляться и стремиться сделать мир лучше!

Беседовали Ирина Маслова, Людмила Гурьянова.

***

Ах, где я ночью был!

А был я ночью, где

Сосновые столбы,

Кувшинки на воде.

Где так жесток мороз,

И так белы снега.

Где серьги у берез

Длинней, чем у цыган.

Где на плечах не пух,

А ситчик расписной.

Где очередь старух

Стоит немой стеной.

А мужиков средь них

Как не было совсем…

И бесконечны дни,

А лет прошло лишь семь.

Ах, где я ночью был?

А был я ночью, где

Знамена на гробы –

Израненных удел.

Где офицерский двор,

На праздник – ордена.

Где ходит в дом, как вор,

Недавняя война.

Полковник бел, как мел.

Он нынче неживой.

Комвзвода так несмел,

Как будто первый бой.

Неслышный залп повис

Над сумрачным двором,

Увядший красный лист

На землю – топором.

***

 

Не пьяный сабантуй, не пир среди чумы,

Без тостов и речей, в недолгой тишине

За что ты пил, Солдат, – наверное, за мир.

О чем же думал ты? – Быть может, обо мне?

А потому – закон: пред тем, как в бой идти,

Из фляги два глотка, – отнюдь не даровых!

Чтоб месть была страшна,

Чтоб боль была сладка –

Сто граммов фронтовых,

Сто граммов фронтовых.

Дойдешь ли до села, откуда в бой ушел,

Накроет ли на стол в саду вишневом мать?

Да через пять минут что ждет тебя еще? –

Тебе не угадать, тебе не угадать!

А потому – закон: пред тем, как в бой идти,

Из фляги два глотка, – отнюдь не даровых!

Чтоб месть была страшна,

Чтоб боль была сладка –

Сто граммов фронтовых,

Сто граммов фронтовых.

Одно ты знал всегда и этому был рад,

Лишь в это верил ты в затишье и в бою:

Придет заветный день, войдет в Берлин солдат,

И улицы его по-русски запоют!

А потому – закон: пред тем как в бой идти,

Из фляги два глотка, – отнюдь не даровых!

Чтоб месть была страшна,

Чтоб боль была сладка –

Сто граммов фронтовых,

Сто граммов фронтовых.

 

Борис Шигин

1995

ПОЧТАЛЬОНКА, ИЛИ РАЗГОВОР С ПОЭТОМ: 2 комментария

  1. Хорошо сие или ещё как – то, но память о войне, солдатах войны вошла в нас, родившихся вскоре после вселенского ужаса, сквозь и через самых близких людей… Конечно, это были родители, деды и бабушки, родичи… Но и многие другие обязательные персонажи той памятной навсегда среды обитания начала 50-х: инвалиды, дворники, почтальоны, точильщики, милиционеры, городские “дураки”, разносчики молока… Замечательный поэт БОРИС ШИГИН выбрал и очень точно это сделал, пожалуй, главную героиню информационного театра фронтового и послевоенного времени – почтальона, девушку, женщину, ЧЕЛОВЕКА, КОТОРЫЙ С НАШИМИ БЛИЗКИМИ СМОГ РАЗДЕЛИТЬ ТЫСЯЧУ РАЗ ВСЕ ДРАМЫ, ТРАГЕДИИ И ТРАГИКОМЕДИИ, которые только ПОЧТАЛЬОН И УМЕЕТ ПЕРЕЖИТЬ ВМЕСТЕ С НАМИ… Действительно, большая, грандиозная, эпическая тема, достойная художественного фильма… БРАВО, МАСТЕР! За Вами сценарий!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Введите число *